Леонид Величковский забил "Стрелки"

С тех пор как в декабре во всевозможных горячих радио- и телеротациях замаячил шлягер "Мамочка" нового семиглавого женского поп-чуда "Стрелки", "ЗД" принялась разыскивать по всем углам Леонида Beличковского, автора и сопродюсера идеи, всплывавшего последний раз на поверхность год назад в дни страшного светского скандала, когда он расходился со своей разлюбимейшей протеже Ладой Дэнс. Причиной розысков стали не собственно "Стрелки", а сам факт возвращения к активной творческой жизни г-на Величковского) персонажа уникального и практически монументального в масштабах истории отечественной поп-музыки.
Сочинительством он стал баловаться еще на школьной скамье. Юношеские забавы не пропали даром. Часть "школьного периода" годами позже вошла в репертуар певицы Гулькиной. Впрочем, это была не самая большая заслуга в жизни и творчестве композитора и музыканта. По молодости он чтил в суперкумирах тогдашние суперкульты "Машину Времени" с "Аквариумом", с трепетом улетал в космическую даль первоотцов электронного жанра "Kraftwerk", "Tangerine Dream", Жана Мишеля Жарра. Все это и наложило неизгладимый отпечаток на дальнейший творческий путь сегодняшнего героя. Тем не менее количество и качество величковских поп-заслуг, признаваемых практически безоговорочно в музыкальном мире, не вылилось за долгие годы скорбных трудов в помпезную популярность, раскрученность или известность его светлейшей персоны. Хотя взобраться на пьедестал есть за что. "Биоконструктор" и Наталья Гулькина в конце 80-х; "Технология", Игорь Силиверстов, "Комиссар" в первой половине 90-х; Лада Дэнс и Алика Смехова совсем недавно. Ко всему вышеперечисленному он имел прямое отношение как музыкальный продюсер и композитор, побывал на самой вершине славы в эпоху "Технологического" бума и всегда писал красивую, не лишенную изящества и интеллекта музыку, имея и свой почерк, и свой стиль. Но так и не разжился ни одной крупной публикацией о себе в музыкальной прессе, ни разу не выехал на постаменте с фортепиано на собственном творческом вечере... Парадокс. Исправить его сегодня берется "ЗД".

Леонид Величковский - Я всегда мало уделял внимания своей персоне. То ли от того, что скромный, то ли еще от чего. То есть меня не спрашивали, а я и не отвечал. В шоу-бизнесе, конечно, нужно себя все время пихать, а я этим никогда не занимался, потому что люблю просто работать, - с некоторой долей богемного надрыва начал свою исповедь Леонид Величковский, встретившись с корреспондентами "ЗД".
- А сейчас, значит, понял, что себя нужно пихать?
- Просто перебирал все свои альбомы и вдруг понял: ё-к-л-м-н я же немало сделал! У меня же 15 альбомов уже записано. Там и песни, и аранжировки, и продюсирование.
- Может, антологию какую - нибудь сварганить? Сейчас это страшно модно.
- Думаю, что еще рановато, хотя в РАО (Российское авторское общество - Прим. "ЗД") у меня уже больше ста песен зарегистрировано.
- На недавних творческих вечеpax Игоря Николаева, твоего коллеги по композиторскому цеху, Алла Пугачева назвала его Моцартом нашей эстрады. Не сравнить ли и нам тебя с кем-то из классиков?
- А кто у нас там умер в безвестности?
- Бах, кажется.
- Вот с ним.
- Ты считаешь, все почести тебе воздадутся после смерти?
- Хотелось бы пораньше, но может и так случиться.
- Сплюнем. У тебя все-таки много проектов было, и все они, кстати, очень разные. Что-то интересное, что-то откровенно проходное. С одной стороны - модная музыка, с другой - банальная попсятина. Как ты сам относишься к своим детищам?
- Мне ни за что не стыдно. Я даже рад, что была и Гулькина, и "Технология", и Селиверстов... Все это было сделано вовремя. Если бы не было в свое время Гулькиной, то не состоялась бы и "Технология", потому что практически все, что я заработал с Наташей, потом было вложено в "Технологию".
- Мы тут собрались о высоких материях потрендеть, слюни размазать, а ты нас в какую-то пошлую бытовуху макаешь заработал, вложил... Шкурность прямо!
- Это уже последствия. Первоначально в любом проекте есть только творчество. Все, что мы делали с той же Гулькиной, мне было в кайф, и ей тоже в кайф. Это было творчество на самом деле. Деньги приходят потом. Так не бывает, что ты сел, подумал, как бы денег заработать, и от этого начал по клавишам бренчать. Все, что я делал, вся музыка, которую я написал, мне нравится. Я считаю, что это хорошо.
- Ты определял музыкальную политику "Технологии", культовой группы своего времени. Познав все плоды абсолютного успеха, не тяжело ли было потом так низко пасть?
- Это всегда тяжело. А что делать? Вся наша жизнь состоит из взлетов и падений.
- Весьма свежая мысль. Нас интересует, что ты чувствовал: транс, трагедию, безысходку, собирался ли вешаться, топиться, спиваться, колоться?
- Нет, я по жизни оптимист и считаю, что все делается к лучшему...
- Еще одна свежая мысль. Леня, ты сегодня в ударе!
- Лада Денс была отличным проектом после "Технологии", непросто давшимся, конечно, но с достойным результатом. А потом в одночасье опять все рухнуло. Все, что было сделано, весь труд, который я туда вложил, - все исчезло. У меня той зимой были дни, когда в кармане 50 тысяч (старыми. - Прим. ЗД), и больше вообще никаких денег не предвидится. В общем, к ударам мне не превыкать.
- А из-за чего все-таки скуксилась "Технология"?
- В то время мы были достаточно молодыми и неопытными. Если бы нынешний опыт да в те времена, то "Технология" до сих пор была бы, может, и не супер, но в полном порядке. Тогда совпал ряд обстоятельств: и конфликт с Юрой Айзеншписом (продюсером группы. - Прим. "ЗД"), и проблемы внутри группы. Не то что мы не могли поделить всю славу, а скорее женщины, которые были с нами, не могли ее поделить.
- Это что-то новенькое. Поподробнее, пожалуйста.
- Да, мы раньше об этом не говорили публично. У меня тогда появился новый проект. Лада, которой я тоже начал заниматься, у Андрея Кахаева была своя девушка, которая все время ездила на гастроли, совала нос во все дела и постоянно нас ссорила. У Ромы Рябцева случилась Супер-Алена (известная в то время радиоведущая. - Прим. "ЗД"), которая ему постоянно капала на мозги, типа: "Ты же звезда, ты же в пафосе", - и настраивала его против меня.
- А Лада, судя по всему, дала такую "Йоку Ону в судьбе Джона Леннона", если мы правильно понимаем?
- Все обиделись на то, что я решил не выходить больше на сцену в составе группы, а заняться только продюсированием. Совмещать два проекта с гастролями было физически невозможно. Грубо говоря, я решил погнаться за двумя зайцами, но в итоге одного - имею в виду Ладу - все-таки поймал.
- Как выясняется сейчас, ненадолго. Воистину лучшее враг хорошего!
- Наверное, так. А второй раз подниматься гораздо сложнее. Предпринятая позже попытка возродить "Технологию" не удалась, хотя альбом "Это Война" был продан очень хорошо. Мы слезли с поезда, и он ушел...
- Что касается Лады. До сих пор нет ясности в истории ваших отношений. Она сказала, что ты, подлый, ее бросил, даже люстру упер из квартиры, оставив бедняжку с голыми стенами. Но по сути о причинах разрыва никто не сказал.
- Когда человек становится известным и популярным, у него меняется мировоззрение. Если раньше он хотел одного, то потом начинает хотеть совсем другого. Но артист всегда - это прежде всего работа. Раньше Лада хотела стать артисткой, то есть работать концерты, записывать песни, заниматься усиленно творчеством, а потом, когда она ею наконец стала, весь интерес к повседневному, напряженному труду у нее испарился. Она решила почить на лаврах. Это одна из причин.
- Есть и другая?
- Еще у нее появился другой человек, и она просто к нему ушла.
- Нельзя ли было в этой ситуации просто продолжать работу? Проект-то был жизнеспособный.
- Не получилось. Хотя под моим руководством Лада стала превращаться в большую артистку. Наши проекты альбом "Вкус Любви", оркестр Олега Лундстрема - позволили взглянуть на нее по-новому. Звонили организаторы концертов и говорили: "Нам нужно или Аллегрову, или Ладу". Раньше подобные сопоставления никому и в голову не приходили. Сейчас же Лада, как я считаю, сама себя подсекла, вернувшись в старое русло.
- А люстра?
- Когда мы разъезжались, я, конечно, забрал свои вещи. Она посчитала, что все принадлежит ей. Прислала каких-то своих знакомых, и они у меня все конфисковали. Об этом она почему-то не рассказывала...
- Сейчас ты предпринимаешь еще одну попытку взлета со "Стрелками". Проект с нуля. Не боязно?
- В нынешнее время это очень тяжело...
- Вообще-то девичий коллектив это уже пошлая банальность.
- Когда мы начинали этот проект никакого бума женских ансамблей в помине не было. И уж тем более не было такого веселого, жизнерадостного, очень энергичного проекта. Да и сейчас нет. Просто все делается не быстро. Пока мы начинали, пока выясняли отношения со студией "Союз" - дескать, хит - не хит, это им не то, то им не так. Ну, и пока все это срослось, появились уже другие. Сейчас в проекте объединены усилия двух компаний "Гала рекордз" и "Райс ЛИС'С", что практически уникально. Ротация клипа "Мамочка" началась с 5 декабря. В декабре же у нac прошло 17 концертов, в январе, хотя месяц еще не закончился, тоже 17. Клево.
- Когда появилась "Технология", все вслушивались в музыку и говорили о музыке. Группы плана "Стрелок", как нам кажется, рождены для чисто утилитарных нужд клубного досуга. Все такое легкомысленное, танцевальное, девчонки красивые. Но музыки-то кот наплакал!
- У нас далеко не два притопа и три прихлопа. Здесь и серьезную музыку можно послушать, и я рассчитываю на то, что эта группа будет собирать стадионы.
- Во размахнулся! Дай бог, конечно. Но участники той же "Технологии" были людьми творческими, музыкантами со своими мыслями, идеями, концептом, образованием. А твои "Стрелки"? Кто они смазливые манекены? Ручку влево, попку вправо?
- На самом деле все девушки поют, танцуют, у них у всех есть хорошие актерские данные, и они все творческие люди.
- Ансамбль песни и пляски под управлением Леонида Величковского...
- Все зависит от того, насколько они сами ощущают себя артистами. И если они артисты, а я хочу так думать, они войдут в историю на сто процентов.
- И откуда же все-таки взялись эти будущие легенды? Не на вокзалах же ты их собирал?
- Мы объявили конкурс. Пришло 4 тысячи девушек. В один день, в один час все они собрались на площади у ДК в Раменках. Это было зрелище! У меня просто снесло крышу. Мы с Игорем Силиверстовым (ныне сопродюсером проекта. - Прим. "CA") сидели две недели, отбирали. Они пели, рассказывали анекдоты, танцевали. Мы их спрашивали, сколько вы хотите зарабатывать денег, что чего. Из четырех тысяч мы отобрали 800, из 800 мы отобрали 160...
- Страшно извиняемся за природную испорченность, но невозможно воздержаться от скабрезных мыслей...
Игорь Силиверстов - С Силиверстовым мы сразу договорились: работу и личную жизнь мешать нельзя, хотя я так и не считаю... Вот! Короче, из 160 мы отобрали 40, из сорока - 20, из двадцати мы взяли семь.
- И дальше отбирать сил уже не хватило?
- Мы думали, что двоих потом уволим, а они все так притерлись, состоялся настоящий коллектив. Они очень удачно дополняют друг друга. Мы поняли, что некого увольнять.
- Случилось почти классическое воплощение американской мечты? С улицы - и в звезды!
- Да. Эти девушки даже не мечтали серьезно о таком повороте судьбы. Конечно, как и все в детстве, мечтали быть артистками, но не более. И тут вдруг - не через постель, не через что, не через взятки... Они теперь сами получают деньги.
- Иными словами, у тебя сейчас полная гармония в творческой жизни?
- Да, ведь по большому счету не все проекты закачивались у меня скандально, как может показаться из сегодняшнего разговора. Вот Силиверстов теперь - мой компаньон и мы вместе поднимаем проект, у которого, поверьте, большое будущее. Я не исключаю, что кто-то из "стрелок" со временем станет большим артистом.

Артур ГАСПАРЯН, Илья ЛЕГОСТАЕВ

Источник: "Звуковая дорожка", 20 января 1998


Отзывы о группе в прессе.

TopList